Управление
Механизации №2

+7 (812) 302-38-48
Fax: +7 (812) 302-32-42
Заказать технику

Стрелы кранов и стрелки часов, Башенные краны от «УМ-2»

Среди наиболее заметных участников петербургского рынка полносервисной аренды башенных кранов можно выделить АОЗТ «УМ-2» как широко известную в городе и в России организацию, имеющую богатые традиции и большой потенциал развития.

Полносервисная аренда башенных кранов — особый сектор строительного рынка, где специфичность данной сферы деятельности создает определенно нетривиальную картину, состоящую из чрезвычайно обширного объема проводимых работ, но при этом весьма ограниченного числа их непосредственных исполнителей.

О сегодняшней работе и дальнейших планах предприятия рассказывает его генеральный директор, заслуженный строитель Российской Федерации Юрий Владимирович Егоров.

— Как это принято, первый вопрос - об истории предприятия: когда оно было основано, какие этапы своего развития до сегодняшнего дня ему пришлось пройти?

— Предприятие было образовано в 1957 году, под тем же названием «УМ-2» оно входило в городскую структуру треста «ГлавЛенинградСтрой». О характере работы в те годы вряд ли во всех подробностях рассказывать сейчас актуально - достаточно будет сказать, что наше управление работало тогда по всему Союзу и за его пределами в соцстранах — так, наши башенные краны трудились в Польше в Сопоте и на Уренгое, в Волгограде и Горьком.

Кризис в строительстве начался вместе с перестроечными временами, когда оно сокращалось практически до полной остановки, а в экономике воцарялся хаос. Тогда на замороженных объектах у нас осталось сто пятьдесят единиц техники, которая была практически полностью разграблена, все медесодержащие части — кабели, электродвигатели и прочее — были украдены.

Все эти недействующие башенные краны нам пришлось сначала восстанавливать, а затем демонтировать и вывозить на базу для последующего капитального ремонта. При этом, все исчезнувшие части являлись весьма дорогостоящими, а помощи ждать было уже неоткуда, ибо трест начал разваливаться и каждое управление в итоге становилось предоставлено самому себе.

Во времена самого глубокого спада у нас из персонала оставалось около десяти человек ИТРовцев, рабочих числом один к десяти необходимых и разграбленная техника. Для того чтобы как-то работать, приходилось из нескольких башенных кранов собирать один, переставляя оборудование с одного на другой. Нередко приходилось работать по бартеру, получая часть квартир в построенном доме, которые мы затем продавали, чтобы выплачивать зарплату и покупать запасные части к технике.

Одним из удачных наших заказов тех времен было строительство военного городка в Мулино-Смолино, где должны были разместиться военнослужащие выводимых из Восточной Европы дивизий. С этим заказом нам удалось пережить трудные времена, начать постепенно восстанавливать парк техники и принимать на работу персонал.

Сегодня у нас в работе восемьдесят единиц башенных кранов. В организации трудятся более трехсот человек.

Заказами и работой мы обеспечены, и можно уже с уверенностью сказать, что времена разрухи мы преодолели. Мне это тем более приятно, поскольку я на предприятии практически с его основания — в 1958 году я закончил ЛИСИ и пришел по распределению в «УМ-2», где с тех пор и работаю.

— Для уточнения: каков перечень основных работ, которые сегодня производит «УМ-2»?

— Как и с самого своего основания, наше предприятие осуществляет транспортировку крановой техники, устройство на месте работы крановых путей, монтаж самих башенных кранов с их последующей эксплуатацией и ремонтом нашими силами.

— Вы говорили о восьмидесяти единицах техники, по вашим оценкам — это много?

Если рассматривать город Санкт-Петербург, то наше предприятие в своей сфере деятельности одно из самых крупных. Но, разумеется, хотелось бы парк техники увеличивать, особенно путем приобретения новых башенных кранов, с чем пока есть трудности.

Отечественная промышленность предлагает башенные краны по цене около десяти миллионов рублей, иностранная продукция еще на порядок дороже — от пятисот тысяч долларов. Обслуживать банковские кредиты и лизинговые платежи для нас оказывается слишком разорительно и потому на сегодня неприемлемо, собственных оборотных средств у нас пока недостаточно. Много приходится тратить на поддержание необходимого технического состояния того парка, что сейчас находится в эксплуатации, а расходные материалы и запчасти недешевы.

Стоит вопрос и о восстановлении хранящихся на складе башенных кранов, пострадавших в перестроечные времена. При этом необходимо регулярно платить зарплату сотрудникам, а это два с половиной миллиона каждый месяц. Плюс налоги — мы платим их в полном объеме, включая сюда и разнообразные сборы, которыми нас облагают буквально на всех инстанциях — от ГАИ до санитарного и экологического контроля.

Таким образом, на сегодня наша забота в этом смысле поддерживать в рабочем состоянии и восстановить то, что мы имеем. Не могу утверждать, но предполагаю, что подобная ситуация и у других петербургских предприятий нашего профиля.

— Раз уж речь зашла о других участниках рынка, то, наверное, стоит поговорить о конкуренции — она высока?

— Сегодняшние объемы строительства в Петербурге таковы, что работы хватает всем. У нас, в частности, предостаточно заказов - все действующие краны в работе, расписаны заявки на будущее.

— Кто ваши основные заказчики и где располагаются ваши главные объекты?

— Наши основные заказчики и партнеры — это «Монолитстрой», «ЛЭК», «Киришский газокомбинат», «Стройимпульс», «Гатчинский комбинат», «Строймонтаж». Объектов же довольно много, чтобы их все перечислять... Вот, например, на таком широко известном, важнейшем городском объекте, как реконструкция и строительство на Сенной площади работает наша техника.

— А как насчет пресловутого «московского вопроса», что становится в последнее время все актуальнее: федеральный центр пытается вмешаться в дело распределения пятен застройки, московские строительные фирмы стремятся работать в Петербурге... Наблюдается ли московская экспансия непосредственно в вашей сфере деятельности?

— Как таковых московских фирм нашего профиля я, во всяком случае, до сих пор в Петербурге не наблюдал. Однако некоторые подвижки в эту сторону есть - хотя бы в том, что Петербургский механический завод уже два года подряд строит башенные краны по заказам из Москвы. И, по всей вероятности, рано или поздно, вооруженные новой, как отечественной, так и импортной техникой москвичи придут и в нашу сферу деятельности.

— Очевидно, у вас также есть определенные планы на будущее: как вы собираетесь сохранить сегодняшний успех предприятия и обеспечить его развитие в дальнейшем?

— В ближайших перспективах, как я уже говорил, ждут своей очереди на восстановление несколько десятков единиц техники, хранящейся пока на складе. Для нее будет постепенно приобретаться недостающее оснащение — кабельная продукция, двигатели, пускатели и так далее. Оборудованные башенные краны после получения допуска будут вводиться в эксплуатацию — таким образом, мы собираемся планомерно увеличивать действующий парк.

Говоря же о следующих горизонтах предприятия, развивать его ресурсы планируется не только количественно, но и качественно — за счет приобретения новой техники. Время идет, и это становится необходимостью. Уже сегодня мы начали этот процесс, обновляя свой автомобильный парк — приобретаем автокраны и грузовики.

С покупкой же наших основных средств производства башенных кранов на сегодня еще остаются финансовые проблемы. Решить их мы стараемся путем привлечения партнеров — с некоторыми строительными компаниями мы поднимаем вопрос о совместном приобретении новой техники. И я надеюсь, что этот проект увенчается успехом, поскольку дальнейшее качественное развитие необходимо не только нам, но и строительству в целом.

Журнал «Промышленно-строительное обозрение»
№ 8(66) декабрь-январь 2002
http://www.spbpromstroy.ru/66/49.php

Михаил Щелоков

назад

Подбор крана

Н (высота) крана

L (длина) стрелы

Qmax (грузоподъемность максимальная)

Qmax L (грузоподъемность максимальная на макс. вылете)

Основание крана